Мантафарэд

Мантафарэд. Имеет серо-стальную кожу. Рога черные, три штуки — два маленьких на затылке и один большой на лбу, над правой бровью, растет прямо вперед. Мантафаред высок и худ, слегка сутул. Оружие — тяжелая пехотная шпага. В молодости часто бывал в других мирах, разыскивая себе приключений. В тот период своей жизни трижды проигрывал поединки смертным — за что многие гохерримы немало над ним хихикали. Но в его защиту можно сказать, что связываться он умудрялся с на редкость нетривиальными личностями.

Тем сильнее он удивил все паргоронское общество, завалив в один прекрасный день своего вексиллария. Тот вел весьма расслабленный образ жизни и больше развлекался, чем занимался делами легиона. Мантафарэд, сжигаемый жаждой деятельности, публично назвал начальника бесполезным лентяем, довел дело до дуэли и неожиданно умудрился одолеть.

Что касается фехтования, то стиль Мантафарэда прост до примитивности, в его активном арсенале всего четыре несложные связки — но отточены они до невероятного совершенства. Мантафарэд полагает, что коли уж одного-единственного удачного приема достаточно, чтобы лишить жизни, то и нечего баловать врага разнообразием. Одна из любимых тем разговоров молодых гохерримов — смог бы тот или иной из признанных мастеров фехтования отразить такую атаку — но те с Мантафарэдом драться не торопятся, и он к ним не задирается.

Мантафарэд великолепно владеет собой и сохраняет хладнокровие в любой ситуации. Он невероятно внимателен и педантичен. День Мантафарэда расписан не по минутам даже — по секундам. Этот вексилларий вечно носит с собой тяжелые серебряные часы на цепочке. Время Мантафарэд отлично чувствует и так — просто это дорогой ему памятный подарок от одного из давно умерших знакомых смертных, еще со времен молодости. Если часы раскачиваются на указательном пальце — вексилларий в бешенстве, и это единственный заметный невооруженным взглядом признак.

Свой легион он муштрует так, словно завтра ему идти в последний бой. Если уж довелось попасть к Мантафарэду в подчиненные — вешайся, это хана. В порядке должна быть каждая ниточка, каждая пуговица — и будь уверен, вексилларий найдет время и способ проверить. Тут особенно не посибаритствуешь — вздумай пропустить учения, и Мантафарэд запросто заявится прямо в имение и стащит с дивана за ухо, и попробуй только что пискнуть. Впрочем, голос не повысит и тут — разнос будет произведен ледяным тоном. В общем, многие гохерримы спят и видят, как бы Мантафарэда пришить — но попробовать редко кто решается, и ни у кого пока не вышло, а старая гвардия этого вексиллария в целом уважает, хоть и считает большим оригиналом. Некоторые даже наоборот, пытаются пристроить в его легион младших родичей — тяжко придется, но хорошая школа жизни. Младшие родичи брызгают слюной и сопротивляются.

До дуэлей Мантафарэд небольшой охотник, но если силу требуется применить за пределами Паргорона он — первый доброволец, посчитает делом чести непременно поучаствовать, и непременно в самом опасном месте — в атаке в авангарде, а в отступлении в арьергарде.

Легионеры Демкельдегрора и Мантафарэда находятся в давнем соперничестве друг с другом. Ибо первые — это задиры, бретеры и хвастуны, всегда одетые по последней моде светские львы и львицы, а вторые, затасканные муштрой вояки, вечно не в курсе тех или иных сплетен, да и со вкусом у них хуже некуда. Так что дуэли между ними — такое же частое дело, как между мушкетерами де Тревиля и гвардейцами кардинала.

При этом отношения между самими командирами относительно сносные, ведь Мантафарэд, понятно, не подозревает какой проходимец скрывается за благородной репутацией Демкельдегрора, а тот в свою очередь не спешит ссориться с бойцом такого уровня. Так что они ещё не разу не дрались, и споры о том, что круче, четыре отточенных связки Мантафарэда или тысячи непредсказуемых приемов Демкельдегрора, заменяют молодым гохерримам дискуссии о "слоне и ките".

Предложен в рамках конкурса участником ЛеонидомС2.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License